Премия Гудини порвала «Битву экстрасенсов»

ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ГАРРИ ГУДИНИ

Премия Гудини порвала «Битву экстрасенсов»

Возврат к списку


19.12.2016

Трое претендентов в очередной раз попытались выиграть миллион рублей, показав свои паранормальные способности в рамках корректно поставленного эксперимента. Это уже четвертое испытание, устроенное организаторами Премии имени Гарри Гудини, но впервые они решили разоблачить махинации в «Битве экстрасенсов». Павел Войтовский проследил за опытом, поговорил с известным писателем, послушал шамана — и рассказывает, как это было. А в конце делает антинаучное признание: в его жизни был момент, когда ему помог экстрасенс.

«Битва экстрасенсов» — один из самых успешных телепроектов в российской истории. Если британский оригинал прошел с довольно скромными рейтингами, популярность на просторах бывшего СССР зашкаливает. Программа выходит в Азербайджане, Грузии, Казахстане, Латвии, Эстонии, Литве.

В России сейчас идет 17-й сезон. Всего вышло 278 выпусков продолжительностью от 50 минут. Итого — минимум 9 с половиной дней непрерывной демонстрации паранормальных способностей.

Вот только «демонстрацию» надо взять в кавычки. Эксперименты «Битвы экстрасенсов» неоднократно обвиняли в подтасовках. Возможности для сравнительно честного обмана зрителей безграничны: монтаж, подсказки от ведущего или других членов съемочной группы, использование маркеров. Все это бесконечно обсуждается после каждого выпуска, но оргкомитет Премии Гудини пошел дальше: эксперимент одной из программ решили просто повторить, закрыв лазейки для обхода правил. Участие на этот раз приняли Ирина Бондарь, Марина Гречишникова и Ольга Ельчанинова.

Смысл происходящего в эпизоде «Битвы экстрасенсов» был следующий: на проволоке висят 15 фотографий финалистов предыдущих сезонов проекта. Снимки повернуты лицевой стороной к камере. Участники стоят с противоположной стороны. Им необходимо найти портрет экстрасенса Джулии Ванг. Претендентам на Премию Гудини предложили 12 снимков, и нужно было узнать как можно больше. Если бы участницы угадали половину коллег на фотографиях (6 из 12), испытание считалось бы пройденным.



Перед началом опыта члены оргкомитета устроили небольшой ликбез по махинациям в «Битве экстрасенсов». Михаил Лидин, который на прошлой премии гнул шампуры горлом, на этот раз продемонстрировал, что и сам может найти Джулию Ванг среди четырех людей — правда, с помощью тайных подсказок коллег и небольшой пометки, видной только ему.



В свою очередь, профессиональный иллюзионист и менталист Николай Фомушин поразил собравшихся, выступив в роли Ури Геллера. Правда, гнул он не ложку, а вилку, зато — каждый зубец по отдельности.



Самое удивительное в работе иллюзионистов — не сложные высокотехнологичные моменты, а самые простые. Именно они доказывают, насколько наш мозг подвержен разного рода ошибкам. Фомушин мог как угодно заморочиться перед выходом к зрителям — например, изготовить вилку из металла с эффектом памяти формы. (Чайная ложка из нитинола, сплава титана и никеля, сама гнется, принимая изначальную форму, в воде с температурой выше 40 градусов). Но во время самого номера Николай просто следовал советам для начинающих фокусников и раз за разом сгибал вилку в момент, непосредственно предшествовавший каждому этапу, при этом искусно отвлекая внимание словами, маскируя обман быстрыми движениями и используя другие хитрости.



Именно ошибки мозга — когнитивные искажения — организаторы сделали главной темой в этот раз. В конце премии показали ролик, адресованный людям, которые искренне считают, что у них могут быть паранормальные способности. Видео рассказывает, как объективно проверить себя, при этом не став жертвой познавательных и логических ошибок. Также гостям премии подарили особый календарь: на каждый месяц подобрано свое когнитивное искажение.

После окончания эксперимента я задал самой успешной участнице Марине Гречишниковой вопрос: ее результат — случайность или ее заслуга? Марина ответила почти обиженно:

«Я работала. Я считаю, что это заслуга, но заслуга маленькая. Дома результат у меня был лучше»
Лучшее достижение во время тренировки у Марины, по ее словам, было 8 из 12. На Премии результат вышел скромнее. При этом она, как и другие экстрасенсы (и не-экстрасенсы, уличенные в некомпетентности), объясняет трудности влиянием внешних факторов: не хватило времени.

Пока участники пытались почувствовать энергетику фотографий, ведущие трансляции брали интервью у кардинально противоположных людей. С одной стороны, потомственная сибирская шаманка Валентина Рульер Роллен заявила: «Несмотря на весь скептицизм, магия существует».

С другой стороны, специалист по машинному обучению Сергей Марков («Футурист» побывал на его лекции в минувшем ноябре) поведал о том, как нейросети выступают в роли ясновидящих, когда предсказывают, вернет ли человек долг по кредиту или нет: «Собираются данные о наличии профиля в соцсетях, сколько друзей, в каких группах состоит, пол, возраст, регион, насколько просрочил платеж, доля, какую долг составляет от средней зарплаты этого региона. 70-80-90 показателей». Точность, с которой такая система предсказывает, вернет или не вернет человек долг, выше, чем у экспертов из плоти и крови.

«В некотором роде, это система-экстрасенс, она может сделать предсказание, похожее на магию»
Самый популярный вопрос во время всех трансляций экспериментов Премии Гудини: что будет, если экстрасенсы пройдут испытание? Сразу миллион им на голову не упадет. Придется продемонстрировать тот же результат повторно, в ходе уже не предварительного, а решающего эксперимента. Также организаторы в этот раз добавили бонус. Компания «Генотек» пообещала участнику, успешно прошедшему проверку, секвенировать его геном. Человек, доказавший свои паранормальные способности, мог бы стать новым «модельным организмом» для психологов и нейробиологов. А как бы досталось всем экспертам, надзирающим за премией, уважаемым ученым и журналистам!

Однако, если нейросети Сергея Маркова и показывают паранормальные способности, у претендентов на Премию Гудини этого не получается. Миллион остается нетронутым. Из трех участниц Марина Гречишникова получила два совпадения, Ольга Ельчанинова — одно, а самая опытная экстрасенс-поисковик, Ирина Бондарь, находящая пропавших людей и предсказывающая будущее, — ни одного. Интересно, что после каждого выступления ведущий Валерий Соболев подходил к экстрасенсам и спрашивал, как они оценивают свои шансы. Ирина назвала цифру 5 из 12 (получилось 0 из 12), Марина отказалась гадать, а вот Ольга ответила откровенно: «Как лотерею».

Всегда спокойный и рассудительный Александр Панчин, лауреат премии «Просветитель», входящий и в оргкомитет, и в экспертный совет Премии, после окончания теста рассказал, какой бы поворот событий его действительно обрадовал:

«Было бы интересно, если бы какой-нибудь экстрасенс к нам пришел через некоторое время и сказал: знаете, я больше не экстрасенс, я хочу у вас в оргкомитете работать»

А теперь время для признания. Какое-то время назад мне помогла экстрасенс Фатима Хадуева. Реальный экстрасенс, можете загуглить. У меня было трудное время в жизни. И я... устроился расшифровщиком в телепрограмму, которую вела Хадуева. Мне заплатили — и моя жизнь улучшилась.

Секундочку, а что вы подумали на словах «мне помогла экстрасенс»?

Социологическое послесловие. Каждый эксперимент Премии Гудини для меня становится возможностью посмотреть на то, насколько глубоки противоречия, которые разделяют людей разных социальных слоев и уровней образования. В лофте «Фарфор», где проходят испытания, собираются скептики, журналисты, гости с более-менее развитыми навыками критического мышления. За дверью остается огромная страна, где программа «Битва экстрасенсов» идет уже 17-й сезон.

Как объединить эти две картины мира? Сделать это мне помог писатель Леонид Каганов, специальный гость прошедшего эксперимента. Вот как он объясняет нашу тягу к мистике:

«Жизнь в нашей стране, она не столь размеренна и не столь предсказуема, как жизнь, например, европейца или британца, — и поэтому в этой ситуации, именно когда мы не можем повлиять на обстоятельства, у нас остается тяга к суевериям и вера в единственный рецепт, который нам поможет. Нужно только сказать правильные слова, или правильную водичку разлить, или правильные ольховые шишки настоять»
«Это как новогоднюю елку разноцветными шариками украшать, — говорит Каганов. — Понятно, что на елке шары не растут, но это же красиво, это праздник».

В конце концов, ведь Николай Фомушин тоже не раскрывает секреты своих трюков. Знает, что нельзя разрушать волшебство. Но он хотя бы не хочет получить миллион за то, что умеет гнуть вилки!

ссылки:  http://futurist.ru/articles/639

Возврат к списку